толстая тетрадь, агота кристоф

Символично, что самая безжалостная книга минувшего столетия была написана незадолго до его окончания, в 1986 году. Не менее символично, что она написана женщиной.

В основу книги лег дневник, написанный братьями-близнецами Клаусом и Лукасом, но на протяжении романа братья сливаются в один персонаж, а повествование, и без того насыщенное жестокостью, страхом, дополняется еще и виной перед братом, реальным или, может быть, вымышленным.

не знаю насчет самой безжалостной, но жесткая она точно. весчь в трех частях (“толстая тетрадь”, “доказательство”, “третья ложь”). не могу сказать ничего конкретного о каждой книге в трилогии, потому что каждая из них может оказаться ложью. агота так меня запутала, что я не верю даже ее последним словам.

о самоидентификации. о том, насколько просто перейти грань правды/лжи/иллюзий. настолько бесстрастно, что становится еще жутче.
читаешь и пытаешься воткнуть, где же правда. обнадежу – такое раздражающее состояние заставит прочитать книгу как можно скорее, чем еще больше взорвет мозг – от перенасыщения слоями правды и лжи. прочитав за один присест недолго и в дурку загреметь.

это интересный литературный опыт, когда своеобразна и форма, и содержание.

и ворнинг – много грязи, это да. педофилия, зоофилия, инцест на выбор. если кого-то это сильно задевает, лучше книгу в руки не брать, особенно если кто-то плохо понимает, что это неотъемлемая ее часть.

Чтобы решить «Хорошо» или «Плохо», у нас есть очень простое правило: сочинение должно быть правдой. Мы должны описывать то, что есть, то, что видим, слышим, делаем.
Например, запрещается писать: «Бабушка похожа на ведьму»; но можно писать: «Люди называют Бабушку Ведьмой».
Запрещается писать: «Маленький Город красив» потому что Маленький Город может быть красивым для нас и некрасивым для кого-нибудь другого.
Также, если мы пишем: «Денщик добрый», то это неправда, потому что денщик может совершить злые поступки, о которых мы не знаем. Поэтому мы напишем просто: «Денщик дает нам одеяла».
Мы пишем: «Мы едим много орехов», а не «любим орехи», потому что слово «любить» — это ненадежное слово, ему не хватает точности и объективности. «Любить орехи» и «любить нашу Мать»— не одно и то же. Первое выражение обозначает приятный вкус во рту, а второе — чувство.
Слова, обозначающие чувство, очень расплывчаты; лучше избегать их употребления и придерживаться описания предметов, людей и себя, то есть точно описывать факты.

Advertisements

5 thoughts on “толстая тетрадь, агота кристоф

  1. У нас все кто на работе читал – сказали ЧЕРНУХА БЛЯТЬ, и всячески не рекомендовали читать.

    • больно нежные они. типа если чернуха, то все ппц, книжка недостойная? мне вот наоборот рекомендовали – потому что идея

      чернуха, ок. но она в моей голове не задержалась, в отличие от других. и мне она удивительным образом не мешала при прочтении, и вовсе не потому что я такая дикая чернушница.

  2. да. овечкам эту книжку в руки не брать. мне после “всех оттенков голубого”, бессмысленной и блевотной, ничо не страшно. а кому-то фоновая грязь в “толстой тетради” может показаться верхом чернушности.

  3. Pingback: раскрашенная птица, ежи косински « телеграфирует злой нос

  4. Pingback: la petite fille qui aimait trop les allumettes. gaétan soucy « телеграфирует злой нос

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s