hoggerne. roy jacobsen

рой якобсен
ангел зимней войны

Мы сидели и молча слушали войну, пока нам не показалось, что она зазвучала как обычно, а может, мы просто привыкли к новому звучанию.

У меня плохо получается общаться с книгами про войну, о войне, с войной связанные. У меня напрочь отключается фантазия. И становится страшно, потому что остаются только факты. Вот и эта книга — шла у меня туго на протяжении всего чтения, я протискивалась сквозь сгоревшие дома, дрова, немытые тела, страх, меня подташнивало, но я упорно ползла дальше, ожидая катарсиса. Я плакала.

Я всегда плачу, когда ко мне прикасается война, именно так — прикасается — я сама не тянусь к ней, но она неумолима в своем желании сжечь еще больше душ в своей печи. Я не умею бороться с ней, поэтому я плачу.

— Я должен тебе сказать, — произнес он и застопорился.
— Что? — спросил я.
— Сказать тебе спасибо, — выговорил он серьезно, вынул правую руку из рукавицы и протянул мне, мы пожали друг другу руки, переглянулись, и тут я понял, что этот человек готов даже умереть ради меня, раньше никто так ко мне не относился, только родители, но этого я не помнил, а теперь наши с Антоновым отношения настолько изменились, что это было почти невыносимо, я не просто чувствовал его до самого донышка, но мы словно бы стали единым целым, и мне плевать было, что я финн, а он русский, и что сейчас не мирное время, и что на войне так думать не полагается.

Третью книгу Якобсена умышленно оставила напоследок, и где-то в самом начале потеряла мысль, что это все же его книга. Меня не покидает ощущение, что те, кто пишет о войне, пишут уже не от своего имени.
А еще, наверное, мне проще читать фантастику, где все так же про войну, но далеко и не про нас.

Я пропустила книгу через себя, ожидая ее вгрызания в мою душу, но она странным образом оставила после себя только теплоту. Словно кто-то крепко держал меня за руку эти несколько часов. И лишних слов не надо.

В доме были лампы, керосин и свечи, но я решил подождать, пока тьма по-свойски поглотит этот самый необычный день моей жизни, который особой тишиной, кошачьими следами и чистенькими, вымытыми домами переделал или запустил в другую сторону ту механику, которая думает за меня, когда я сам этого не делаю, или даже снова вернул меня к тому, чем я был до всего этого, в такие моменты трудно понять, изменился ли человек или просто лучше себя узнал.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s