stille dager i mixing part. erlend loe

эрленд лу
тихие дни в перемешках

Бадер ест яйца только от тех кур, которые видят снег в горах.

Сказать, что я соскучилась по Лу — это ничего не сказать.
А он написал пьесу, да такую, что я ухохатывалась, настолько все неожиданно толсто ) Даже пассажи вроде этого улыбали:

— Немецкий, немецкий, немецкий, немецкий, немецкий.
— Бадер, я ни слова не понимаю из того, что вы говорите, то есть абсолютно ни-че-го, поэтому нам нет никакого смысла разговаривать. Мы не могли бы идти молча? Здесь очень красиво, это правда. Нет, на самом деле — фантастическая красота.
— Немецкий, немецкий, немецкий, немецкий.
— Может, вы заткнетесь, а?
— Немецкий, немецкий, немецкий, немецкий, немецкий, немецкий, немецкий.
— Ну что ты там лопочешь? О войне говоришь, да? Голову даю, что о войне.

Муж, помешанный на театре (на протяжении всей книги он пытается выжать из себя хотя бы строчку) и теле-книго-диве кулинарного искусства, он думает о “театре” в короткие промежутки нахождения в ванной, замеряя время жужжащей электрической щеткой жены. Жена удивляется, почему ее все время надо заряжать, и попутно спит с Бадером, владельцем дома, в который они выбрались отдохнуть. И все это происходит в немецкой глуши под названием Гармиш-Партенкирхен (бесстыдно превращенная кривым переводом в Малые Перемешки), куда отправилась семья с тремя детьми…

Ололо, ну это такой бытовой абсурд, просто крыша едет) Лу все так же прекрасен и упорот, только на этот раз он взял за основу семейные перипетии.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s