the last black cat. eugenios trivizas

евгениос тривизас
последний черный кот

Когда мой взгляд падал на корешок этой книги, я улыбалась, думая о том, что скоро мне предстоит необыкновенное приключение с котиками. Что будет и забава, и хэппи-энд, и возможно даже местами ниндзя-котовоены-стайл. Как же я ошибалась…

Это heartbreak. Это боль, страх и кровь. Слова врезаются в измученное переживаниями сердечко, история вгрызается так глубоко, что забываешь, как дышать. Книга повесила множество тяжелых гирь на мое сердце. Мне хочется выть, и плакать, и кричать «ТАК БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО».

Когда взлетают цены, пенсии сокращаются, больницы разваливаются, газетные полосы пестрят словом «инфляция», никакой социальной помощи нет и в помине, то надо обязательно найти виноватого. И если ты сломал ногу, потерял работу или провалил экзамен, кто-то в этом тоже виноват.
В один прекрасный день политики, влиятельные люди и одна секта суеверных за ужином решают, что пускай будут во всех бедах на этом маленьком греческом острове виноваты кошки. Например, черные кошки. Ведь про них есть целое суеверие, что мол, ежели дорогу перебежала – быть несчастью. А что? Достаточно промуссировать эту идею среди простого люда, и все будут винить не зажравшихся политиканов, а черных кошек. Идея срабатывает как часы…

Это кошачий геноцид. Котов безжалостно убивают, травят, топят, отстреливают, пускают на меховые шапки; бабули-вязальщицы протыкают их спицами прямо на детских площадках, после этого невозмутимо вытирают окровавленную спицу о платочек и продолжают вязать свои носочки и шарфики. А сокрытие дома котэ черной расцветки грозит изъятием имущества и тюрьмой. Люди готовы на все, только бы им не попадались на глаза эти разносчики несчастий. И однажды на острове остается один-единственный – последний – черный кот.

Не хочу про параллели, которые приходят на ум. Мне было в тысячу раз страшнее и больнее читать про кошек, чем про людей. Потому что кошки заранее проиграли в этой войне, тогда как у людей еще был шанс.
Если я еще хоть как-то сдерживалась, когда слезки были на подходе (не могу не плакать, когда животные страдают, особенно от жестокости людей), то после этого пассажа я все воскресенье проревела в голос:

«Цветы у входа благоухали вовсю. Парень из лавки опрыскивал их водой из ведерка. Две пчелы жужжали над вазой с хризантемами. И тут я увидел, как из переулка вышел черный кот и направился к кучеру. Я тут же его узнал: это был Мурлыка. Он подошел к кучеру и мурлыча стал тереться о его сапоги. Кучер пнул Мурлыку, и тот, не успев ничего понять, пролетел шагов пять и шлепнулся на спину. Лошади беспокойно заржали. Мурлыка перевернулся, поднялся и уже собирался уйти, обидевшись на незаслуженный пинок, но кучер подскочил к нему и принялся с озлоблением хлестать кнутом. Несчастный отчаянно извивался и орал от боли, пару раз поворачивал окровавленную мордочку к кучеру, словно просил о пощаде, но тот был вне себя и опускал свой кнут до тех пор, пока кот не замер окончательно.
Дорого Мурлыка заплатил за свою доверчивость.

Вечером я пришел к цветочной лавке, но Мурлыку не нашел. Видно, его уже подобрали. Я взял в зубы увядшую хризантему, выпавшую из вазы у лавки, и положил ее на то место, где самый ласковый кот острова испустил последний вздох.»

Это суеверные люди приносят несчастье черным кошкам, а не наоборот.

Advertisements

2 thoughts on “the last black cat. eugenios trivizas

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s