weaveworld. clive barker

клайв баркер
сотканный мир

Ничто нигде не начинается.

Этому меня научил Клайв Баркер. Именно потому что он так старательно пытался описать свои отношения с этой книгой, мне было так просто принять конец, который и не конец вовсе, потому что ничто нигде не начинается, и ничто нигде не кончается.
Это исполнение моей самой смелой мечты – нечто фантасмагоричное, недооцененная фэнтезятина, с мурашками по коже. Воплощение всех моих запросов на флэшмоб-2013, причем самого крупного калибра.

Надо было видеть меня: я дочитывала книгу в два часа ночи, плюнув на сон, который люблю даже больше книгопечатной продукции. Воплощенный рай под названием Фуга, который спрятали от врагов в нитях ковра, развернулся передо мной во всей своей упоительности.

Сотканный мир лег между ними, и так было с самого начала. Этот факт делал нелепой всякую мысль о совместном хозяйстве или романтической связи. Они вместе видели ад и рай, а после такого все остальное будет шагом назад.

weaveworldГерои разделены на стратегические группы: ясновидцы из воплощенного рая, наши чокнутые смертные, Иммаколата с сестрами и Бич. Иммаколата доставила прилично – вроде бы типичный злодей, но вызывает невольную симпатию – почти как Реджина из OUaT (вроде и Злая Королева, но мотивы ее понятны и даже близки).
Население Фуги, ясновидцы того самого Сотканного мира, хоть и обладают офигенными способностями, в остальном не вызывают никаких эмоций. Исключение – Нимрод, который в обличье младенца с первых же страниц улыбал.
Ясновидцы Фуги радостно называют простых смертных чокнутыми, но этого титула достоин только один человек – протагонист Кэл Муни. Его подпевала Сюзанна Пэрриш быстро превратилась в Мэри Сью, а вот лунатичный Муни, знающий наперечет расписание поездов, заставлял меня продвигаться дальше по тексту. Я и так верила в него, но после кульминации с пиджаком у меня не осталось слов, чтобы выразить то, что я к нему чувствую.

И Бич, конечно. Первые 2/3 книги висел над миром незримой угрозой, он вроде бы даже забыл в своем сне, кто он такой и почему так хочет уничтожить Фугу. А потом он проснулся – и Иммаколата на его фоне со своими прибаутками стала выглядеть откровенно бледно. Честно говоря, именно из-за него я потеряла сон. Едва заметный переход от монструозного к божественному и обратно возвел затерявшегося в своей голове Бича в ранг абсолюта, не поддающегося никакому разумному объяснению.

Очертания этого существа изменились. Оно уменьшилось, село на горку песка и устремило все глаза на звезды. Бич оставил роль судьи и палача и предался созерцанию.

Некоторые сюжетные твисты Supernatural кажутся мне по меньшей мере очень неглупыми, а Клайв Баркер перечеркнул все мое восхищение сверхъестественной франшизой одной своей книгой, одной идеей, которую заронил в мою голову, которой даже не было дано объяснение и подтверждение. Словно мне внезапно показали the bigger picture – и я слегка оглохла от тех возможностей, которые предложил Баркер.
На самом деле, терпеть не могу когда так делают – открывают широкий простор для фантазии, а тебе обдумывать миллион вариаций. И одновременно это самое офигенное, что только может дать автор – чувство полнейшей незавершенности, когда на вопрос «откуда оно взялось?» можешь ответить только «фиг знает, оно просто есть». Такие противоречивые чувства сидят в моей голове; выигрывает восхищение Баркером, который не стал закрывать все кавычки и заглядывать под каждый камень. Если бы другие авторы так поступали, давая своему миру развиваться, не углубляя его энциклопедиями, у нас было бы на пару десятков параллельных вселенных больше.

По уровню наполнения Баркер схож с Мьевиллем – 800 страниц, и ни одна не потрачена впустую. Описательно Фуга, честно говоря, не идет ни в какое сравнение с практически осязаемым Нью-Кробюзоном, но оное компенсируется динамикой – чего только стоят те эпизоды, когда Фуга расплетается и сворачивается, а Станок агонизирует. Множество намеков (аллюзий, как говорят ученые котики) рисуют практически новый взгляд на мироздание. Это самое обалденное, что мне довелось читать в этом году.

Ничто нигде не начинается.
Не существует никакого первого мгновения, ни единого слова или места, с которого начинается та или иная история.
Всегда можно вернуться к какой-то более ранней легенде и к предшествовавшим ей рассказам, хотя связь между ними истончается, как только голос рассказчика умолкает, ибо каждое новое поколение желает, чтобы легенда была создана именно им.
Ничто не привязано к месту. Туда-сюда ходит челнок, факты и фантазии, дела и домыслы сплетаются в узоры, у которых общее только одно: то, что таится внутри них. Та самая филигрань, что со временем превратится в целый мир.

Advertisements

2 thoughts on “weaveworld. clive barker

  1. Pingback: mobs for 2013 | телеграфирует злой нос

  2. Pingback: the stand. stephen king | телеграфирует злой нос

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s