bellman & black. diane setterfield

диана сеттерфилд
беллмен и блэк, или незнакомец в черном

Судя по веселому хохоту, доносящемуся с небес, в мире найдется мало вещей более забавных, чем грач, который притворяется не умеющим летать. ©

«Беллмен и Блэк» пришелся на один из самых трудных и выматывающих месяцев этого года, но вместо погружения в летаргическую депрессию он неожиданно поддержал и помог подняться. Его черная безысходность, смерть и саморазрушение питали меня своей энергией, пока затянувшаяся апатия наконец не сдалась и не уползла в уголок. Есть такие книги, которые на свой манер напоминают, что если ты чувствуешь боль – то ты все еще жив.

bellmanОткрывающая повествование сцена – мощная и трагичная. Она задает тон всей последующей кутерьме людей, событий и мелочей, окрашенных в черные краски поступка, предрешившего судьбу человека по фамилии Беллмен. Откровенный мистический настрой меня не насторожил, хотя не так давно «Тринадцатая сказка» встала поперек горла со своими приемчиками – они тут если и присутствуют, то ровно в той степени и в той тональности, что необходимы для мрачной готической сказки про грачей и человека в черном. Даже не верится, что книгу писал тот же автор, насколько поверхностной и неестественно складной была «Сказка», настолько неподдельно драматичным и умеренно недосказанным получился «Беллмен».
С увлечением читала о буднях фабрики и последующих достижениях Б. Его потрясающая, сверхъестественная работоспособность и отношения со временем вызывают восхищение и даже благоговение, особенно на фоне собственной никчемной работы, неспособной разжечь даже огонек интереса в виду монотонности и относительной бесполезности. А вкрапления мистики мастерски разбивали вдребезги ощущение покоя и безопасности, что неизменно окутывает при погружении в рутину.

Уже было понятно, что повтора «Сказки» можно не ждать, однако ответы на главные вопросы постоянно ускользали с поверхности в глубины зыбкого болота неизвестных переменных. Финал не разочаровал, он закономерен ровно настолько, насколько готовят к нему читателя вставки о грачах на протяжении всей истории. Все кривые, вычерчиваемые в припадке разрушительной силы, наконец выстраиваются в единую линию. Все механизмы, старательно выводившие рабочую мелодию, затихают.

История не раскрывает всех карт, она оставляет простор воображению, но все мысли и идеи, возникающие на почве недосказанности – темные, глухие и безысходные. Она рассказывает о горе потерь и смерти, но в первую очередь – о всепоглощающем чувстве вины, едва осознаваемом, неуловимой тенью сопровождающем от начала до самого конца. Тяжелая, безрадостная, искривляющая восприятие, не отпускающая ни на секунду книга. И мстительно хохочущие грачи и люди в черном тут совсем не при чем. Вот это как раз и страшно.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s