the political prisoner. charles coleman finlay

политический заключенный
чарльз коулмен финли

Фанатики-колонизаторы. Религиозные рудокопы, решившие улететь с подгнившей Земли на первую попавшуюся захудалую планетку и терраформировать неуступчивую материю самым сложным и трудоемким способом – руками да молитвами. При этом никуда не делись войны, революции, бессмысленное кровопролитие и концлагеря. Вместе с истовой верой ребята притащили на камешек еще и свои изощренные способы наказывать, унижать, расстреливать у стенки и проповедовать «правильную веру». А добровольная изоляция вкупе с адским трудом создают атмосферу отупляющей безысходности – ты никогда отсюда не выберешься. И сдохнешь, перетаскивая камни.

Адарейцы – соседствующие пришельцы – обозначены без особой глубины, но при этом достаточно ярко, чтобы быть единственным источником света в этой яме треклятого уныния. От полного безразличия к их судьбе постепенно переходишь к сочувствую и сопереживанию, хотя входных данных крайне мало. Причем по канону стоило бы проникнуться ими в строго определенный момент через призму восприятия главгероя, но у меня отклик они нашли гораздо раньше.

Главгерой, про которого так ничего и не понятно. Да, у него непростая судьба и множество лишений на пути, но все его слова и поступки говорят только о том, что он до мозга костей принадлежит к воспитавшему его обществу. Он не задает вопросов, не смотрит на звезды, не поднимает восстания, а просто плывет по течению, не скрываясь мотивируя свою приверженность одному берегу тем, что это «правильнее». Протагонист из Макса на удивление тусклый, хотя с ним и происходят некоторые метаморфозы по дороге к финалу. У меня по прочтении осталось чувство, что Финли поставил в центр событий рассказчика, способного без экивоков показать что стоит за тем или иным шагом, хотя сам он вовсе не является главной фигурой в этом раскладе.

Ну и В., которому суждено задавать сакраментальные вопросы и следовать чужим советам с необыкновенным рвением. Вспомнить его наивные попытки подменить реальность в дороге, и его стремительную трансформацию по прибытии – вот тут бегут мурашки по телу, а вовсе не от описаний бессмысленного труда по разбиванию садика в пустыне.

– Послушайте, я вот чего не понимаю. Почему мы друг друга убиваем, сажаем в тюрьму? Нам же еще нужно освоить планету. Черт побери, да ведь вся галактика перед нами!..

The Year’s Best Science Fiction 26 (13/30)

по теме:
Continue reading

g-men. kristine kathryn rusch

агенты
кристин кэтрин раш

С превеликим изумлением обнаружила, что принадлежность к сборнику сай-фая в случае Раш не предполагает непосредственного отнесения рассказа к заявленному жанру. Зарисовка ККР тянет максимум на слабенький детектив, в котором есть убийство и мотив, но владея нужной информацией провести линию от одного к другому достаточно просто. Уже после прочтения углядела в классификаторе фантлаба, что «Агенты» – это альтернативная история.. и тут меня пробрал натуральный смешок х) Как-то настолько побоку эти мертвые американские президенты, их враги и соратники, что я даже не поняла, что мне показывают что-то за пределами общепринятой версии «истории» (которая сама по себе – всего лишь story, одна из многих интерпретаций). Мне пришлось лезть в википедию и читать унылые статьи о политических подвигах Кеннеди, что забило систему фильтрации информации на раз-два. Мое пренебрежение историческими фактами – это дело темперамента, а сам по себе рассказ проштампован и довольно безыскусен. Не будь в нем громких имен и «скандальных» намеков, то и смотреть не на что.

The Year’s Best Science Fiction 26 (12/30)

по теме:
Continue reading

the erdmann nexus. nancy kress

нексус эрдмана
нэнси кресс

Единственным минусом повести стала медленная раскрутка: 70% времени и места занимает описание жизни дома для престарелых со всеми мелкими закавыками этого изолированного мирка, будь то особенности характера всех более-менее значимых персонажей или описание одного рутинного дня жильца/сиделки. Не испытывая неприятия ни к одной из заявленных тем, я не приемлю такие объемы бытовухи – меня начинает колбасить от обилия деталей, которые я могу и за углом поразглядывать. И тут же идут редкие вспышки необъяснимых событий, которые блестяще подводят к кульминации, не пропуская ни одной ступеньки, нагнетая тучи спекуляций вокруг истинного положения вещей. До последнего не была уверена, что происходит и чем все закончится, посему терпеливо дожидалась финала с объяснениями. Он не разочаровал, но оставил странное, стесненное чувство недосказанности в качестве послевкусия. Вроде да, а вроде и можно было обставить все немного иначе. Но главная задумка оказалась неожиданно хорошей, в основном благодаря логичному обоснованию. Стариканы рулят. 4/5

The Year’s Best Science Fiction 26 (11/30)

по теме:
Continue reading

new rose hotel. william gibson

уильям гибсон
отель «новая роза»

newrosehotelПосле единогласного признания фантлабом «Отеля «Новая роза» киберпанком я осталась в дичайшем недоумении от того, что в итоге прочитала. Даже не поленилась, залезла в гугл и убедилась, что протирать очки рано – в рассказе от типичных жанровых атрибутов только если туманное технологическое будущее с упором на генетику, да давление мега-корпораций. Ладно, наплевать на несоответствие жанру, пускай бы герои оказались интересными и сюжет не пробковым – но фиг же.
История крутится вокруг хэдхантеров, лавирующих между мега-корпорациями и сомнительной любовной драмы. И.. мне на протяжении всего повествования было абсолютно побоку происходящее, слишком мало я знаю о героях, а то, что успела узнать – вызывает только скуку. Обычные статисты, которые погорели на поле деятельности с высоким уровнем опасности. А лавстори – это список обжиманий в разных локациях и двухштриховое обозначение якобы каких-то чувств. Такое ощущение, что я влезла прямо в середину какого-нибудь длинного цикла коротких рассказов, раскрывающих одну большую идею, но в такой обрывочной и скупой манере я точно не могу оценить задумку автора. Незачет с оговоркой, что Гибсона надо читать не в отрыве.

the sirens of titan. kurt vonnegut

курт воннегут
сирены титана

Порой мне кажется, что создавать думающую и чувствующую материю было большой ошибкой. Она вечно жалуется. Тем не менее я готов признать, что валуны, горы и луны можно упрекнуть в некоторой бесчувственности.

sirens_of_titanХлесткая философская оплеуха, бьющая наотмашь и не позволяющая отвернуться и не смотреть на то, как по косточкам разбираются, а затем превращаются в шутку или смешиваются с грязью самые животрепещущие и вечные вопросы человечества. Это как с автокатастрофой, от которой не отвести глаз. Головой понимаешь, что сейчас увидишь, но оторваться нет сил. «Сирены Титана» стали самым эффективным средством погружения на дно, оборачивая мыслительный процесс против самого читателя. Если читаешь – значит мыслишь, позволяешь себе додумывать невысказанное и рыть собственную могилу. Если в моих словах можно уловить отголоски фрустрации или недовольства – то это я сдерживаюсь изо всех сил, только бы не зареветь во всю мощь легких. Меня раздирает на кусочки от Воннегута, от его точных, хирургически выверенных царапаний по поверхности мировоззренческих заблуждений. Смысл жизни, религия, все человечество в масштабах Вселенной… Эта книга сделала меня больной и неспособной не думать. Мои мозги настолько размякли от развлекательной литературы, что как только мне попалась книга, принуждающая пропускать через себя простую и жестокую идею в убийственно безвкусной обертке – моя голова объявила всеобщую мобилизацию и я более неспособна отнекиваться и делать вид, что не замечаю того, что мне пытаются сказать. Я стараюсь нарастить обратно панцирь отрицания, спрятаться в скорлупке невежества, но знаю, чувствую – все это зря. Воннегут подарил мне «Сирен Титана», а я оказалась к этой встрече не готова – и расплачиваться буду еще долго.

Я жертва цепи несчастных случайностей. Как и все мы.

А ведь начиналась книжечка очень даже завлекательно – неведомый космический феномен рассеивает человека во времени и пространстве, позволяя тому время от времени навещать матушку-Землю и вести загадочные пророческие монологи. Хорошая фантастическая завязка – отлично, подумала я и ринулась рассекать просторы… Ага. Уже на Марсе я во всепоглощающей горячке припадала к «Сиренам», несмотря на растущее пропорционально набегающим страницам отвращение. Эта книга, кажется, пробуждает лишь только для того, чтобы поглубже закопать в землю. «Сирены Титана» – отнюдь не лучшая книга из тех, что я читала, и она уж точно не может похвастаться особенной художественностью, но она крепко засела во мне. Да так, что жизнь не мила и разрывает на миллион маленьких кусочков от того, что ответ был прямо за углом – и он жесток и беспощаден ровно настолько, насколько сильна степень моего отрицания. Oh my…

Мне кажется, что кто-то там, наверху, хорошо ко мне относится.