the political prisoner. charles coleman finlay

политический заключенный
чарльз коулмен финли

Фанатики-колонизаторы. Религиозные рудокопы, решившие улететь с подгнившей Земли на первую попавшуюся захудалую планетку и терраформировать неуступчивую материю самым сложным и трудоемким способом – руками да молитвами. При этом никуда не делись войны, революции, бессмысленное кровопролитие и концлагеря. Вместе с истовой верой ребята притащили на камешек еще и свои изощренные способы наказывать, унижать, расстреливать у стенки и проповедовать «правильную веру». А добровольная изоляция вкупе с адским трудом создают атмосферу отупляющей безысходности – ты никогда отсюда не выберешься. И сдохнешь, перетаскивая камни.

Адарейцы – соседствующие пришельцы – обозначены без особой глубины, но при этом достаточно ярко, чтобы быть единственным источником света в этой яме треклятого уныния. От полного безразличия к их судьбе постепенно переходишь к сочувствую и сопереживанию, хотя входных данных крайне мало. Причем по канону стоило бы проникнуться ими в строго определенный момент через призму восприятия главгероя, но у меня отклик они нашли гораздо раньше.

Главгерой, про которого так ничего и не понятно. Да, у него непростая судьба и множество лишений на пути, но все его слова и поступки говорят только о том, что он до мозга костей принадлежит к воспитавшему его обществу. Он не задает вопросов, не смотрит на звезды, не поднимает восстания, а просто плывет по течению, не скрываясь мотивируя свою приверженность одному берегу тем, что это «правильнее». Протагонист из Макса на удивление тусклый, хотя с ним и происходят некоторые метаморфозы по дороге к финалу. У меня по прочтении осталось чувство, что Финли поставил в центр событий рассказчика, способного без экивоков показать что стоит за тем или иным шагом, хотя сам он вовсе не является главной фигурой в этом раскладе.

Ну и В., которому суждено задавать сакраментальные вопросы и следовать чужим советам с необыкновенным рвением. Вспомнить его наивные попытки подменить реальность в дороге, и его стремительную трансформацию по прибытии – вот тут бегут мурашки по телу, а вовсе не от описаний бессмысленного труда по разбиванию садика в пустыне.

– Послушайте, я вот чего не понимаю. Почему мы друг друга убиваем, сажаем в тюрьму? Нам же еще нужно освоить планету. Черт побери, да ведь вся галактика перед нами!..

The Year’s Best Science Fiction 26 (13/30)

по теме:
Continue reading